Поволжский кооперативный институт Филиалы
Размер:
A A A
Цвет:
C C C
Изображения: Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Пока сердца стучатся – помните!

Пока сердца стучатся – помните!


07.12.2012

         07 декабря 2012 года в преддверии празднования «Дня Героев Отечества» в Поволжском кооперативном институте (филиале) Российского университета кооперации состоялась встреча студентов первого курса факультета экономики и права с Аллой Михайловной Клейменовой, председателем двух секций блокадников Ленинграда – Саратовской областной и Энгельсской городской секций.
         Алла Михайловна предложила студентам к просмотру документальный фильм «Воспоминание о блокаде» и провела лекцию о тех тяжелых временах – блокаде, прорыве и снятии блокады Ленинграда.


         Алла Михайловна в средней школе № 21 города Энгельса создала школьный музей «Оборона и блокада Ленинграда», книгу памяти «Ленинград – блокада – подвиг 900 дней и ночей» и подарила это издание всем детским библиотекам городов Саратова и Энгельса.
         «…Когда началась Великая Отечественная война, мне было 7 лет. Отца, кадрового командира на второй день вторжения немцев в нашу страну призвали в Красную Армию.
         Жили мы в Сестрорецке Ленинградской области. Нас с мамой и братом Владиславом срочно переселили на станцию Разлив, туда же переместился и наш детский сад.

         Самыми запечатлевшимися воспоминаниями детства явились ужасы зимы 1941-1942 годов. Все время хотелось есть. Когда воспитательница раздавала нам порции хлеба, я мечтала о горбушке – ее дольше можно было жевать, но мне как-то все время не везло. Военные привозили нам в детский сад ветки елей и сосен. Мы резали ножницами иголки хвои, а повар отваривал эти иголки, и нас поили этой зеленой жидкостью. Она была очень горькая, но нам объясняли, что пить надо, чтобы не было цинги и не выпадали зубы. Помню, как мы шли парами на прогулку и вдруг низко над нами пролетели самолеты с черными крестами. Воспитательница столкнула нас с дороги в канавы, чтобы нас не расстреляли с самолетов.
         Весной мама показала нам съедобную траву, она называла ее «жемчуг» и варила из нее щи. По выходным дням мама водила нас домой; там было очень холодно, отопления не было, но мама давала нам по три-четыре малюсеньких сухих рыбешки – снетки, которые у нее были сохранены с довоенной поры. Они были такие вкусные, солененькие, их можно было долго сосать. К Новому году мы сами готовили из полосок цветной бумаги елочные цепи и фонарики. Особенно мне запомнилось, что в качестве подарка к Новому году нам досталось по мандарину и по кубику от плитки шоколада – это была незабываемая радость.
         В июле 1942 года руководство Ленинграда решило детей эвакуировать, оставив родителей работать в блокадном городе. Мама из половиков сшила длинные мешки, сложила туда всю нашу одежду и обувь, так как было неизвестно, по какой срок нас увозят и куда. Сначала нас везли по Ириновской железной дороге к Ладоге, там ночью посадили на два суденышка, и по Ладожскому озеру мы поплыли на Большую землю.
         На той стороне Ладоги нас погрузили в «телячьи» (товарные) вагоны, пол которых был застелен соломой, мы спали на ней, положив под головы свои мешки с вещами. Мне поручили следить за своим младшим братишкой и еще двумя девочками его возраста. Хлеба нам не давали, а дали выпить стакан очень сладкой воды, чтобы мы не опухли, и чтобы не было заворота кишок от еды. Но пить очень хотелось и вот ночью, когда поезд остановился, старшие ребята тайком вылезли из вагона и где-то зачерпнули воды и дали всем напиться, а утром в остатках воды были обнаружены головастики и трава осока; наверно, вода была из болота, но никто не заболел.
         Нас довезли до станции Новоселово Красноярского края, а потом ехали 25 км на подводах реки Енисей. Переправили нас на лодках в село Убей и поселили в двух больших домах – отдельно младшую и старшую группы. К началу учебного года мы опоздали, но начали учиться и скоро стали лучшими учениками. Еще до войны папа научил меня читать и писать, и я стала отличницей. Отличникам в интернате, где мы жили, ко дню рождения пекли по круглому пирогу с начинкой, и мы за это боролись своей хорошей учебой и дисциплиной. Воспитатели нас воспитывали по системе Макаренко. Я помню, как мальчишке, что-то укравшему у товарища, всем интернатом объявили бойкот.
         Летом мы работали на полях колхоза: пололи колючую траву голыми руками, собирали колоски после уборки урожая, норма в день – мешок колосков.
         Угнетал нас гнус, эта мошкара въедалась в кожу, жалила. Нам обматывали голову марлей, смоченной керосином, чтобы ее отпугнуть. Ходили мы в сопки, собирали грибы и ягоды, дикий чеснок – черемшу. Черемшу и сшитые девочками из тряпочек кисеты мы в посылках отправляли на фронт для солдат. И вот одну из таких посылок получили в танковой части, где воевал мой отец. Он написал в школу с вопросом, нет ли там его детей. Таким образом, он узнал – где мы.
         Мама в это время работала в Ленинграде у станка на заводе им. Воскова, затем заболела дистрофией, лежала в госпитале. Медсестра, которая за ней ухаживала, вынула у мамы из-под подушки адрес полевой почты отца и написала на фронт, что его жена умирает в Ленинграде от голода. Вся часть сбросилась деньгами, и та медсестра получила с фронта 13 000 рублей, на которые она на черном рынке сумела купить килограмм сахара и килограмм масла. Врач сказал маме: «Лизнешь один раз – выживешь, а лизнешь два раза – умрешь». Мама выстояла, выжила.
         В 1944 году, после снятия блокады Ленинграда, осенью воспитатели сообщили в Ленинград родителям детей, находящихся в интернате, что дети зимой не могут учится, так как теплой одежды и обуви не осталось и в школу ходить будет не в чем, попросили помочь – привезти теплые вещи детям. Родители собрали, что могли и моя мама с еще одной женщиной были направлены в командировку, таки образом мама нас от туда забрала.
         Нашему поколению досталось трудное детство. Читая лекции о блокаде Ленинграда школьникам и студентам, я пытаюсь донести, какой подвиг совершили блокадники Ленинграда и его защитники, отстояв свой любимый город от фашистов, задержав полчища врага, который в случае падения Ленинграда, мог повергнуть на Урал и на Москву, куда не подошли еще войска из Сибири и Дальнего Востока.»…

По материалам книги
«Пока сердца стучатся – помните!»

Возврат к списку